Диалекты современного английского языка

Category: английский языклингвистика

Лондонский стандарт английского языка
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Диалекты современного английского языка можно рассматривать как продолжение областных диалектов, которые зарекомендовали себя в эпоху староанглийского языка. До настоящего времени сохранилось разделение диалектов узкой области в Англии на 1) северный, 2) центральный и 3) южный. Лингвистическое исследование диалектов английского языка восходит к 19 веку, когда возник интерес к (сельским) диалектам основных европейских языков в контексте индоевропейских исследований. Первой заметной фигурой в английском диалектологии стал Александр Эллис (середина 19 века), а затем, несколько позже, Джозеф Райт (конец 19 и начало 20 века). Эллис опубликовал исследование английских диалектов, а Райт — до сих пор популярную грамматику английского языка, составленную в начале предыдущего столетия. Исследование «Обзор английских диалектов» (серия публикаций в 1950 -1960гг) сначала под эгидой Юджина Диета, а затем и Харальда Ортона, стало большим трудом в области изучения сельских диалектов.

ТИПИЧНЫЕ ЧЕРТЫ ДИАЛЕКТОВ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

Основным различием между северным и южным диалектом является произношение на примере слова but. В северном диалекте имеется звук /u/ или нижняя нелабиализованная его реализация, а для типичного нормативного (оксфордского) произношения в центре и на юге — звук /ʌ/. Возникает дополнительная изоглосса в виде неясного звука /ɫ/ на юге, вместо чистого /l/ на севере. На юге выделяют произношение с использованием в конечном слоге /r/, особенно в юго-западных диалектах в отличие от юго-восточного произношения. В последнем наблюдается «начальное озвончение» как напр. в словах singlefather, think , где слышатся /z-, v-, ð/ соответственно.

Рост влияния лондонского диалекта

В группе диалектов английского языка лондонский диалект занимает особое место. Раннее развитие английского языка в этом городе отмечено миграцией людей из разных уголков Англии в раннем средневековье. Язык мигрантов в городе оказал резко выраженное влияние на тот язык, который впоследствии здесь появился (Strang 1970: 160).

Прежде всего, следует вспомнить, что в период староанглийского языка столицей Англии был Винчестер, находящийся в юго-центральной части страны. Только после вторжения норманнов город в устье р.Темзы был возведен в статус столицы. Став резиденцией правительства и короля Лондон приобрел особый статус. Близлежащий город Вестминстер (в настоящее время является пригородом в черте города) укрепил эту позицию, будучи духовным центром. Так как Лондону нужны были рабочие гражданских профессий, город стал привлекать жителей из прилегающих к Лондону графств.

Самые ранние свидетельства об английском языке в Лондоне мы находим в латинских документах, в которых, как правило, содержатся имена собственные, и прежде всего, названия улиц. Из этих источников можно сделать вывод, что ранний лондонский английский был близок диалекту графства Эссекс, что находится сразу к северо-востоку от города (Samuels 1972: 165). Это предположение подтверждается такими документами, как манифест Генриха III в 1258 году, написанный на английском языке, где показаны типичные особенности позднего староанглийского языка: / æ :/, что характерно для диалекта Эссекса. Есть также черты, указывающие на сходство с языками графства Миддлсекс и Суррей (на юге).

В конце 13 и в течение 14-го века казалось бы происходила переориентация от южных форм к формам диалектов центральных графств Англии. Переход, насколько показывают свидетельства, характеризуется смешением окружающих диалектов (Samuels 1972: 166). Например, в лондонских текстах мы находим окончание and(e) в причастии настоящего времени, что, вероятно, объясняется влиянием наречий графств Норфолк и Саффолк. Тем не менее, ко времени Чосера — конец 14 века — наблюдается преобладание форм центральных графств. В 15 веке это преобладание возрастает, особенно после того, как английский стал официальным языком, сместив латинский и французский (после 1430г.). Среди форм центральной части, вошедших в лондонский английский, было много тех, которые имели крайнее северное происхождение, но распространились на юг. Например, у Чосера мы находим /j-/ в начале глагола ‘give’, напр. yaf ‘gave’. Эта форма была заменена в 15 веке на /g-/, которая берет свое начало от скандинавского произношения, господствовавшего на севере страны. То же самое относится и к начальной /ð-/ в форме третьего лица множественного числа (у Чосера hir(e), который соответствует позднему their(e)).

Относительный вклад диалектов в формирование лондонского английского определяется иммиграцией носителей различных диалектов в город. Например, в начале наблюдаются связи с графством Эссекс, затем в 14-м веке заметно перемещение в Лондон людей из относительно густо населенных районов Норфолк и Саффолк. К концу 14-го века связь диалектов сдвинулась в пользу центральных графств Англии.

Такие демографические перемещения можно привести в качестве детального доказательства перемен в языке в этот период, при которых отсутствует очевидная мотивация (Samuels 1972: 169). Такие изменения особенно характерны для форм суффиксов, указывающих на причастие настоящего времени, и которые претерпел изменения от ind(e) к and(e) и, окончательно, от yng(e) к ing(e). Внутреннюю причину языковых изменений при принятии регионального варианта формы можно наблюдать в случае с местоимением третьего лица множественного числа, когда формы диалектов центральных графств на th- (из скандинавского языка) оказались полезными в различении местоимений третьего лица, единственного и множественного числа.

Преобладание формы центральных графств в формировании позднего лондонского диалекта среднеанглийского языка стало настолько велико, что его трудно было недооценивать. Центральный диалект среднеанглийского языка ввиду своего центрального положения в стране представлял собой понятную форму для большого числа носителей. Лейт (1983: 38f.) рассматривает диалект восточно-центральных графств как своего рода lingua franca для графств, находившихся в треугольнике между Лондоном, Оксфордом и Кембриджем. Этот язык также использовался в качестве средства общения между студентами, переезжавшими в эти города для учебы.

Такая функция в качестве средства связи, казалось бы, меньше всего имела отношение к географически периферийным формам таких графств, как Восточная Англия, Суррей или Кент (Wakelin 1977: 26), что объясняло снижение влияния этих диалектов в столице.

Язык Лондона продолжал развиваться, становясь все менее и менее связанным с какой-то конкретной областью. Например, начальное озвончение, которое является типичным для области, расположенной непосредственно к югу и юго-западу от столицы, не следует искать в лондонских текстах позднего среднеанглийского периода (Wakelin 1977: 27).

Развитие формы английского языка у аристократии Лондона занимает отдельное место в отличие от городского диалекта, называемого кокни. Разделение между этим диалектом и нормой языка увеличилось в следующие века и привело к кодификации норм произношения в 19 веке, прежде всего в школах для детей среднего и высшего классов общества и сфер общественной жизни. Это произношение стало нормативным, получив название «Оксфордское произношение», которое впервые употребил фонетист Дэниел Джонс в начале века.

Развитие нормы языка не связано напрямую с литературой позднего средневековья. Например, у Чосера можно найти многие южные формы, которые не получили развития в более поздних формах. Конечно же, сыграло роль то, что его репутация как писателя способствовала повышению престижа лондонского диалекта (Bourcier 1981: 140).

Применение языка в Канцлерском отделении

Формирование нормы языка в Лондоне восходит к географически восточному диалекту среднеанглийского языка, а также книжным традициям того времени. Уже в конце 14 века появилась группа светских писцов, которые использовали традиционную орфографию (Strang 1970:157). К середине 15 века эта форма была принята в качестве официального применения (Лейт 1983:40). Прежде всего, в качестве языка Канцлерского отделения, официального департамента в Лондоне, который занимался подготовкой документов для суда, и играл значительную роль в становлении письменного стандарта (1977 Фишер, 1996). Канцлерского отделения отвечал за правовые и парламентские документы, а также за те документы, которые были написаны по поручению короля (Fisher 1977: 875f.). Канцлерское отделение нанимало на работу книжников со всех концов Англии, а центральным его местом был Вестминстер (с середины 14 века). В виду разных уровней образованности тех, кто там работал, возникала необходимость установления языковой нормы.

Фишер писал (1977: 885), что можно выявить различные источники, участвовавшие в становлении этой нормы позднего среднеанглийского языка. Во-первых, это литературная норма, которую использовал Уиклифа, первый переводчик Библии на английский язык, и его последователи (так называемые лолларды). Во-вторых, это литературный язык, используемый такими лондонскими авторами, как Чосер и Гауэр. В-третьих, влияние некоторых писателей Канцлерского отдела, например, тех, кто использовал в своей речи диалекты северных областей, из которых были заимствованы  местоименные формы с начальным th-, которые нельзя найти у Чосера.

Орфография и морфология канцлерского английского языка был консервативным. Например, можно найти орфографические представления велярных / небных щелевых (gh как в slaughter; right, high), которые может быть уже исчезли из разговорного языка того времени. В течение значительного времени использовалось окончание th для глаголов в третьем лице единственного числа настоящего времени, хотя они были заменены на формы с s, берущие свое начало из диалектов северной Англии. Другие предпочтения Канцлерского английского языка были: such вместо s(w)ich(e), not вместо nat, through вместо thurgh и т.д.

Очевидно, что уже к 15 веку язык Канцлерского отдела был не областным диалектом, а представлял собой смешанную форму английского языка, который использовался в качестве общего средства общения между диалектами. Здесь можно разглядеть зачатки развития, которое должно было стать типичным для нормы позднего английского языка, то есть формы языка, которая не была связана ни с одним областным диалектом, и которая использовалась носителями всех остальных диалектов.

Ссылки

Bourcier, Georges 1981. An introduction to the history of the English language. Trans. and adapted by C. Clark. Cheltenham: Thornes.

Fisher, John H. 1977. ‘Chancery and the emergence of Standard English’, Speculum, 52: 870-99.

Fisher, John H. 1996. The Emergence of Standard English. Lexington: University of Kentucky Press.

Leith, Dick 1997 [1983]. A social history of English. 2nd edition. London: Routledge.

Samuels, Michael L. 1972. Linguistic evolution with special reference to English. Cambridge: University Press.

Strang, Barbara 1970. A history of English. London: Methuen.

Wakelin, Martyn 1977. English dialects. An introduction. 2nd edition. London: A