Языки в России сегодня

Category: лингвистикаЯзыки мира

Языки народов России

Языки народов России

Почти все языки Российской Федерации находятся под угрозой исчезновения, большая их часть могут исчезнуть уже в скором времени, но наибольшей угрозе подвержены коренные языки арктической части России и Сибири, на которых говорит всего несколько тысяч человек или меньше. Всего несколько лет назад основная проблема угрозы для языков заключалась скорее в том, что отсутствовали необходимые лингвистические данные, а не в безвозвратной утрате этнического разнообразия и потенциала. Кибрик (1991г.), например, включил только те языки, которые уже находятся на грани вымирания. Даже Красная Книга языков Народов России (Нерознак, 1994г.), которая вне всяких сомнений является наиболее подробным и надежным источником дополнительной информации, автоматически исключает языки одноименных народов республик и автономных областей, даже если они, как например, карельский язык, вне сомнения находятся под угрозой исчезновения. По тем же причинам описание языков иногда дается не совсем верное. Три северноалтайских говора представлены как отдельные языки, в то время как нет информации о таких официально признанных диалектах карельского языка, как олонецкий и людиковский, хотя у них различий больше и угроза исчезновения выше. Описание языков крупных этнических групп представлено в книге Солнцева и Михальченко (1992г.).

Ниже следует краткое описание языков европейской части России и  Кавказа, а затем более подробно описывается ситуация коренных языков Сибири и Арктической части России. Степень подверженности языка угрозе исчезновения оценивается по следующей шкале: «не находится под угрозой исчезновения — находится под угрозой исчезновения — находится под серьезной угрозой исчезновения — на грани вымирания — вымерший», что более или менее соответствует основной классификации Краусса (1997г.), который рассматривает также большинство, хотя и не все языки Сибири.

Число языков, распространенных на территории, традиционно располагавшейся в пределах границ Российской Федерации в соответствии с настоящей статистикой составляет 110. Эта цифра не включает языки основной этнической группы — русский, а также вне-территориальные языки малых этнических групп: румынский и идиш. Сюда также не входят диалекты языков соседних стран, хотя некоторые из них будут упоминаться далее. Количество официально зарегистрированных языков малых этнических групп несколько ниже, потому что в ряде случаев, например, алтайский, энецкий, карельский, хантыйский, мансийский, марийский, ненецкий, саамский, селькупский, татский, юкагирский, и юпик говоры, традиционно рассматриваемые как основные диалекты, по убедительным причинам здесь описаны как отдельные языки.

В северо-восточной части России находится шесть языков, принадлежащих финской ветви финно-угорской семьи: ижорский, карельский, людиковский, олонецкий, вепсский и вотанский. Из них вотанский находится на грани исчезновения, ижорский находится под серьезной угрозой вымирания, а остальным угрожает исчезновение. В этих областях также говорят на исчезающих обособленных диалектах эстонского и финского языков.

В восточно-центральной части России между Волгой и Уралом, проживают малые этнические народы, говорящие на следующих языках: башкирский (тюркский), чувашский (тюркский), эрзя (ФУ [финно-угорский]: мордовский), коми (ФУ: пермяцкий: коми), восточный марийский (ФУ: марийский), западный марийский (ФУ: марийский), мокшанский (ФУ: мордовский), пермяцкий (ФУ: пермяцкий: коми), татарский (тюркский) и удмуртский (ФУ: пермяцкий). На татарском языке говорит несколько миллионов человек и его нельзя рассматривать как язык, подвергающийся угрозе исчезновения, несмотря на его второстепенное положение в республике (после русского). На других языках также говорит существенное число людей, в большинстве случаев по нескольку сотен тысяч человек, но из-за постепенной урбанизации и последующей ассимиляции, процессов, метко названных Лаллукка (1990г.) «эрозивной тенденцией» , количество молодых носителей языка резко сокращается, что приводит их к явной, хотя и не серьезной угрозе исчезновения.

Северный Кавказ и прилегающие к нему южные территории России являются родиной для 35 языков: 4 абхазо-адыгских языка (абхазский включая абазинский, адыгейский, кабардино-черкесский, убыхский языки), 2 нахских языка (чеченский, ингушский), 22 дагестанских языка (агульский, ахвахский, андийский, арчинский, аварский, багулальский, бежтинский, ботлихский, чамалинский, даргвинский, гинугский, годоберинский, гунзибский, каратанский, хваршинский, лакский, лезгинский, рутульский, табасаранский, тиндинский, цахурский, цезский), 3 иранских языка (осетинский, татский, еврейско-татский), 3 тюркских языка, принадлежащих к кипчакской ветви языков (карачаево-балкарский, кумыкский, ногайский), и калмыцкий — язык монгольской группы, носители которого поселились в этой области в 18-м веке. В результате другой иммиграции на северном Кавказе появился диалект туркменского языка — трухменский. В нижнем бассейне реки Волги на протяжении столетий были распространены немецкие диалекты. Примечательно, что убыхский народ в большинстве своем эмигрировал в Оттоманскую империю, когда их родина была присоединена к России. После второй мировой войны пострадали многие языки из-за массовых депортаций народов, хотя всем, кроме немцев Поволжья, после десяти лет ссылки было разрешено вернуться домой. Однако в общем, языки малых народов лучше сохранились на Кавказе, чем в других регионах Российской Федерации. Больше всего интересна судьба чеченского языка, который получил статус официального языка республики, где также говорят на других языках больших этнических групп, в основном исламского вероисповедания. С другой стороны, большинство дагестанских языков (все кроме аварского, даргвинского, лакского, лезгинского и табасаранского) распространены среди малых этнических групп, которые не признаны официально как отдельные народы, а относятся либо к аварцам, либо к лезгинцам. Эти 17 языков внесены в Красную книгу языков народов России (Нерознак, 1994г.). Несмотря на малое число носителей этих языков, лишь немногим из них угрожает опасность исчезновения.

Итак, число самобытных языков Сибири и арктической части России составляет 59. В эту цифру не входят сибирские диалекты татарского языка, упомянутого выше, хотя по крайней мере один из них, барабинский , является достаточно обособленным и угроза исчезновения для него все ж существует. Эта цифра также не учитывает языки, чья основная область распространения лежит за пределами Российской Федерации, и на которых в России уже не говорят: айнский,  дагурский, инуит, хамниганский монгольский и северо-саамский.

Существует политическое разделение между народами республик и автономных областей (Южный Алтай, Бурятия, Хакасия, Тува и Якутия) и так называемыми народами Крайнего Севера (всеми другими). Тот очевидный факт, что языки народов первой группы подвержены угрозе исчезновения меньше, чем другие, не является сам по себе следствием этого разделения, но оба факта вытекают из различий в численном весе и относительной политической силе между двумя группами.

Один единственный язык, который никак нельзя рассматривать как находящийся под угрозой исчезновения — это тувинский (включая тоджинский диалект), на котором говорят 200 000 человек, учитывая все поколения. Независимое государство Танну-Тува была насильно присоединена к Советскому Союзу в 1944г., но тувинский народ продолжал активно поддерживать свой язык и культуру, несмотря на утрату политической автономии.

Вторая заслуживающая внимания ситуация — это якутский язык (включая долганский — тюркской семьи языков), на котором говорят 350 000 человек. Значительная часть молодого поколения подверглась руссинизации из-за переезда в города, поэтому якутский язык можно рассматривать как находящийся под угрозой исчезновения. В больше степени из-за политики русских «разделяй и властвуй», самая северная группа, говорящая на якутском языке, и известная под именем долганы, официально рассматривается как отдельный от якутов народ. 5 000 долганов говорят на своем собственном языке, диалекте, который очень близок к другим якутским диалектам.

Три других языка народов республик и автономных областей — это южно-алтайский (включая теленгитский и телеутский — тюркской семьи языков) с количеством носителей 50 000 человек, бурятский (монгольская группа) – 350 000 носителей и хакасский (тюркская семья) – 60 000 носителей. Территории этих народов подверглись во второй половине 20-го века индустриализации и урбанизации, что привело к ограниченному употреблению этих языков (удаленные сельские местности, откуда большинство молодежи старается уехать). Поэтому эти языки нужно рассматривать как находящиеся под угрозой исчезновения, но, благодаря относительно большому числу носителей этих языков, угроза эта не совсем серьезная, не считая некоторых диалектов.

Только у двух языков народов Крайнего Севера есть хорошая поддержка в лице молодого поколения: чукотский (чукотско-камчатская семья языков [чукотско-корякская ветвь]), на котором говорит  10 000 человек и ненецкий (ФУ семья: ветвь — самоед) , на котором говорит 25 000 человек. Эти народы — лучшие оленеводы в Российской Федерации, в руках которых до сих пор сохраняется их основное занятие. Тем не менее, даже среди чукчей и ненцев есть общины, для которых ситуация не столь радужная, а это означает что их языки находятся под угрозой исчезновения, некоторые даже в серьезной степени. В центральной части Ямальского полуострова ненцы удерживали прочные позиции. Но все резко изменилось с недавних пор, когда начались разработки газовых месторождений, что привело к беспрецедентному уничтожению пастбищных земель. Более подробно об этом изложено в книге Салминена (1997г.).

Еще существует 11 языков, носители которых — большей частью люди среднего и старшего возрастов, хотя в наиболее удаленных и изолированных уголках, некоторые дети продолжают учить их. Несмотря на то, что число говорящих на этих языках разнится от одной до десяти тысяч, очевидно, что им всерьез угрожает исчезновение. Эти языки: северно-алтайский (конгломерация чалканского, кумандинского и тубинского), эвенский (тунгусо-маньчжурская семья языков), эвенкийский (тунгусо-маньчжурская семья языков), восточно-хантыйский (ФУ), северо-хантыйский (ФУ), корякский (включая алюторский — чукотско-корякская ветвь), северо-мансийский (ФУ), нанайский (тунгусо-маньчжурская семья языков), лесной ненецкий (ФУ: самодийская группа), северо-селькупский (ФУ, самодийская группа), и шорский (тюркская семья).

И есть еще восемь языков, возраст носителей которых — от среднего до старшего. Общее количество носителей этих языков настолько мало: от двухсот до тысячи, где разумно было бы считать, что эти языки подвергаются серьезной опасности исчезновения. Итак эти языки: чулымский татарский (тюркская семья), кетский (енисейская семья), нганасанский (ФУ), нивхский, кильдин-саамский (ФУ), тофаларский (включая соётский; тюркская семья), ульчанский (тунгусо-маньчжурская семья) и  юпик – язык центральной Сибири (ЭА [эскимосско-алеутская семья]).

Самая большая группа состоит из 17 языков, на которых говорит лишь старшее поколение, и которые насчитывают лишь десятки носителей. От этого языки эти можно считать на грани вымирания: алеутский (ЭА ; сибирский алеутский язык возник в 19 веке при переселений народа; существует также русско-алеутский смешанный язык, известный как  алеутский язык Медного Острова), язык лесных энцев (ФУ: самодийская группа: энецкий), язык энцев тундры (ФУ: самодийская группа: энецкий), ительменский язык (чукотско-камчатская группа), восточно-мансийский (ФУ: мансийский), негидальский (тунгусо-маньчжурская семья: эвенкийская), орочский (тунгусо-маньчжурская семья: амурская: удэгейский), орокский (тунгусо-маньчжурская семья: амурская: нанайская), аккальский (бабинский) саамский (ФУ: саамский), скольтский саамский (ФУ: саамский), тер-саамский (ФУ: саамский), центральный селькупский (ФУ: самодийская группа: селькупский), южный селькупский (ФУ: самодийская группа: селькупский), удэгейский (тунгусо-маньчжурская семья: Amur: удэгейский), язык лесных юкагиров (юкагирский), язык тундровых юкагиров (юкагирский), и юпик — язык поселка Наукан у мыса Дежнева (ЭА : эскимосский: юпик).

Пять языков: керекский (ЧК), южный хантыйский (ФУ: хантыйский), западный мансийискй (ФУ: мансийский), сиреникский (ЭА : эскимосский: юпик) и югский (енисейский) считаются с недавнего времени вымершими, или же носителей этих языков осталось очень мало.

Установлено, что в этом столетии вымерли два языка: камасский (ФУ: самодийская группа) и южный мансийиский (ФУ: мансийский). Существуют относительно обширные и надежные документы об этих языках, хотя и не в том объеме, в каком хотелось бы их иметь.

К началу 20 века вымерли девять языков. Материалы о них слишком скудны: аринский (енисейские), чуванский (юкагирский), восточный камчадальский (камчатские), южный камчадальский (камчатские), коттский (енисейские), маторский (ФУ: самодийская группа), омокский (юкагирский), пумпокольский (енисейские) и юратский (ФУ: самодийская группа). В недавней статистике появился народ, называемый чуваны, но приведенные цифры по носителям этого языка указывают на этническую группу чуваны, которые говорят на чукотском. Большая русскоговорящая, но этнически обособленная группа, считающая своими предками ительменов, известна сегодня под именем камчадалы; старое название ительменов — западные камчадалы.

Среди языков, упоминаемых выше, по крайне мере алеутский, бурятский, эвенкийский, нанайский, скольтский саамский, тофаларский, тувинский и центральносибирский юпик — распространены также в соседних странах. Ситуация с эвенкийским языком в Китае и центральносибирским юпик в Соединенных штатах в частности, менее критична чем в Российской Федерации.

Источники:

Kibrik, Aleksandr E. 1991. The problem of endangered languages in the USSR. — Endangered languages. Ed. by Robert H. Robins & Eugenius M. Uhlenbeck. Oxford & New York: Berg. 257—273.
Krauss, Michael 1997. The indigenous languages of the North: A report on their present state. — Northern minority languages: Problems of survival. Ed. by Hiroshi Shoji & Juha Janhunen. Senri Ethnological Studies 44; Osaka: National Museum of Ethnology. 1—34.
Lallukka, Seppo 1990. The East Finnic minorities in the Soviet Union: An appraisal of the erosive trends. Annales Academiж Scientiarum Fennicж B 252; Helsinki: Suomalainen Tiedeakatemia.
Нерознак, В. П. (ред.) 1994. Красная книга языков народов России: Энциклопедический словарь-справочник. Москва: Академия.
Salminen, Tapani 1997. Ecology and ethnic survival among the Nenets. — Northern minority languages: Problems of survival. Ed. by Hiroshi Shoji & Juha Janhunen. Senri Ethnological Studies 44; Osaka: National Museum of Ethnology. 93—107.
Солнцев, В. М. и Михальченко, В. Ю. (ред.) 1992. Языковая ситуация в Российской Федерации: 1992 [с подробным обзором на английском языке: The language situation in the Russian Federation: 1992]. Москва.

Автор: Тапани Салминен

Ссылки по теме:

Как не потерять языки России

Народы России