О билингвах

Category: лингвистика

Автор: Павел Зелински

 

traff.controlЦель данной статьи — представить резюме теорий о двуязычии и билингвах. Во-первых, необходимо четко определить понятие «билингв». Непосвященный человек или обыватель скажет, что билингв — это человек, владеющий двумя языками. Человек, который может говорить и понимать более чем на двух языках называется полилингвом. Тем не менее, сегодня большинство людей владеют двумя или более языками. Они могут, например, прочитать простой текст, или газетную статью на иностранном языке (L2). Вопрос должен быть поставлен следующим образом: на каком уровне владение иностранным языком позволяет назвать человека билингвом? Может ли человек  овладеть вторым языком L2, настолько же хорошо,  насколько он владеет первым L1, или это возможно лишь тогда, когда ребенок подвержен воздействию двух языков с раннего детства? Наконец, должны ли мы рассматривать только понимание языка, т.е. грамматику, лексику и т.д., или необходимо учитывать также знание определенных культурных особенностей L2.

 

На все эти вопросы ответить сложно. После более чем 20 лет изучения английского языка могу сказать, что не владею им в совершенстве. Есть некоторые области (особенно те, которые касаются моих исследований), где мой английский превосходит мой польский, но есть и другие области, где этого не происходит. Однако если бы я писал тест по английскому языку, то, наверное, набрал бы высокий балл.

 

Билингвов можно классифицировать по двум группам. Спольски в социолингвистике (1998) написал о двуязычии (…) сложные билингвы – это те, у кого оба языка считаются тесно связанными между собой, когда один язык был приобретен после второго. (Спольски 1998:48). Другой термин, используемый для противопоставления сложным билингвам это — координатные билингвы. Координатные билингвы, опять же, согласно Спольски, — это те, кто овладел каждым языком в отдельности (48). Таким образом, L1 и L2 рассматриваются этим человеком как две отдельные целостности. (Спольски 1998:48). Спорным в этом утверждении является то, насколько различимыми могут быть эти понятия. Две идеи рассматриваются, как две противоположности, поэтому если координатный билингв знает две отдельные языковые системы и, например, английское слово table и польское слово stół — это две разные сущности, то сложный билингв должен иметь некоторую систему с изменяемыми вариантами, где слова из примера в основном будут те же. Разложено ли все по «ящичкам» у одного типа билингвов, и смешано ли все у другого типа? Наконец, как можем мы различать эти два типа, и действительно ли необходимо это разделение?

 

Есть также некоторые практические вопросы, которые стоит обсудить. Во-первых, нужно ли обучать ребенка L2 в раннем возрасте, т.е. в случаях, когда родители родом из двух разных стран и являются носителями разных языков; или же иностранный язык может быть усвоен спустя некоторое время. Чтобы ответить вкратце на этот вопрос, необходимо сказать, что языком можно овладеть, даже если не подвергаться его воздействию с самого раннего возраста (сложнее, но все же возможно). Единственное различие между человеком, изучающим второй язык с самого раннего возраста, и тем, кто начал учить его чуть позже, является акцент. Тем не менее, акцент – это физический признак, который может быть приобретен.

 

Лингвисты любят создавать группы, категории и т.д., однако, автор считает, что разделение, предложенное Спольски, не является необходимым. Гипотеза очень расплывчата, а примеры, едва уловимы. Вопрос к билингвам, читающим эту статью: к кому вы себя относите? Вы – сложный билингв или координатный?

 

Следующий вопрос, который возникает: быть билингвом означает ли только быть компетентным в иностранном языке, или же это подразумевает некоторые дополнительные, не лингвистические знания? Люди, для которых английский не является родным языком, выучили  L2 в школах или на специальных курсах, некоторые из них смогли продолжить свое образование в университете, что позволило им овладеть языком на уровне C2 (европейская стандартная система оценки: A1 — новичок -> C2 — Уровень профессиональной классификации). Знают ли эти люди обычаи страны, язык которой они изучают? Может ли человек, который хорошо владеет двумя языками, но не подготовлен к культурному шоку при посещении им страны, считаться билингвом? Чтобы проиллюстрировать это, позвольте мне привести пример из польского и английского языков. В Польше, когда магазин хочет принести извинения клиенту в письменной форме, ответственное лицо сначала извиняется, затем предлагает объяснение, затем извиняется еще несколько раз и, наконец, предлагает утешение. В Англии достаточно извиниться один раз, объяснить причину сложившейся ситуации и немедленно предложить компенсацию. Два письма отличается по длине. Польское письмо длиннее, потому что иначе оно не будет воспринято как искреннее. В Англии все с точностью до наоборот — если письмо слишком длинное, то оно считается неискренним. Человек из Польши может очень хорошо владеть английским языком, но слова его будут звучать искусственно и неискренне перед носителем английского языка.

 

Приведенный выше пример показывает, насколько трудно порой предугадать все нюансы другой культуры. Нюансы языка и культуры переплетаются, и они трудно отделимы. Хотя в большинстве языковых школ дается некоторая справочная информация о культуре и обычаях, это не то же самое, как если бы вы все узнали из первых рук. Знание культуры и обычаев способствует повышению языковой компетенции у людей. Знание того, что нужно сказать и в какое время, знание не только словаря, но и прагматических значений слов, чувство уверенности и естественности в среде L2 — вот необходимые условия для того, чтобы считаться билингвом.

 

Источник: http://www.omniglot.com/language/articles/bilingualism.htm