Какой язык труднее всего выучить и почему?

Category: изучение языка

Как уже упоминалось ранее, существуют различные рейтинги «сложности» языков в плане их изучения (обратите внимание, что мы говорим только об изучении в качестве второго иностранного языка). Некоторые рейтинги неофициальные, например: Accreditedonlinecolleges.com ranking или MyLanguages.org; другие официальные, например: классификация по DLI на основе количества часов, затраченных на достижение определенного уровня.

Верхние строчки во всех этих рейтингах занимает китайский язык: Accreditedonlinecolleges.com отводит традиционному китайскому языку (путунхуа) и его кантонскому диалекту соответственно первое и второе места; MyLanguages.org поместил китайский язык в первой строке списка, а по классификации DLI китайский язык помещен в самую сложную группу IV, наряду с арабским, японским и корейским языками. Но с какими трудностями можно столкнуться, изучая китайский язык (путунхуа, кантонский, или какой-либо другой китайский идиом)? Помимо основных проблем, как то: незнакомая система письма и множество идиом (что вполне ожидаемо от языка, число носителей которого «переваливает» за 1 миллиард, где к «малым» языковым группам относят: кантонский диалект с 52 миллионами носителей; шанхайский диалект с более чем 77 миллионами носителей; тайваньский диалект с более чем 25 миллионами носителей), китайский язык сложен для изучения еще и потому, что в нем имеются «экзотические» звуки и особая тоновая система. В наречии путунхуа 4 тона, в кантонском наречии – 6.

А как насчет других восточноазиатских языков, например, японского или корейского? Эти языки также обычно занимают верхние позиции по уровню сложности. Среди наиболее сложных аспектов японского языка (помимо трех систем письма: кандзи, хирагана и катакана) – «агглютинативный словарный состав», а также «строгая иерархическая структура  форм вежливости, которая неразрывно связана с японским обществом и культурой». Мы согласимся, что богатая система форм вежливости — знаков оценки и уважения при обращении к другому лицу — может вызвать сложность при изучении, в виду необходимости знания культуры, которое помогает правильно использовать эти грамматические формы. Вы можете столкнуться с этой трудностью при попытке изучить японский, корейский, или тайский язык.

Но я не до конца уверен в том, что существенную проблему может составлять «агглютинативный словарный состав». Ведь по существу, термин «агглютинативный» как правило, относится не к словарному составу, а к морфологической системе языка. В агглютинативном языке каждый аффикс присоединяется к корню слова и выражает одну грамматическую характеристику, как то: род, число, падеж, но не все три сразу (как в случае с падежами во флективных языках, см.ниже). К корню может добавляться большое количество аффиксов, при этом аффиксы не особо влияют на произношение друг друга или значение. Среди других языков, трудных для изучения, которые можно отнести к агглютинативным, можно назвать: баскскийкорейский и венгерский.

Некоторые, но не все, агглютинативные языки имеют богатую систему падежных указателей, которые используются не только для того, чтобы указывать на грамматические функции слова: подлежащее, непрямое дополнение, владелец и т.д., но и для обозначения  пространственных отношений. Несмотря на то, что некоторые «очень трудные» языки могут напугать вас такими высказываниями вроде: «Сложность баскского языка состоит в его 24 падежах», или: «любой, кто надеется освоить венгерский язык, также должен полностью освоить его систему из 35 падежей», некоторые из этих высказываний преувеличены. Лингвисты пришли к единому мнению, что в баскском языке всего 12 падежей, а в венгерском – 21. В двух родственных венгерскому языках  — финском и эстонском – падежные системы «беднее»: 14 падежей в эстонском языке, 15 падежей в финском языке, в то время как в других языках падежная система богаче: к примеру, в некоторых диалектах коми доходит до 27 падежей. Рекордсменом по количеству падежей является дагестанский язык табасаран, в котором 46 падежей!

 

Несмотря на то, что изучение такого количества падежей может показаться пугающим, в финно-угорских языках (в финском или венгерском) форма падежной морфемы остается неизменной независимо от того существительного, к которому она присоединяется. Совершенно иная ситуация в славянских языках, например, в русском или польском, где несколько падежей (к примеру, в русском «всего» 6 падежей), но формы падежных морфем различаются в зависимости от существительного, к которому они присоединяются (согласно типам склонения, что связано с родом). Например, в дательном падеже единственного числа слово книга имеет форму: книге, но столу, матери. Таким образом, вместо того, чтобы выучить один  набор из 15 падежных суффиксов в финском языке, в русском языке вам необходимо будет выучить три набора из шести (т.е.18) падежных суффиксов, а также знать какие суффиксы к каким существительным присоединяются. Кроме того, для того, чтобы освоить падежную систему в русском языке, вам необходимо будет выучить различные исключения, которые чаще всего распространены во флективных языках, как например, в русском, чем  в агглютинативных, к которым относится финский. Мой вывод: агглютинативные языки учить в какой-то степени легче (по крайней мере, в плане загруженности памяти новой информацией), чем флективные языки; единственным действительно пугающим фактором в агглютинативных языках является само название!

А что же скажем про арабский язык? Одной из основных причин, почему этот язык поместили вверху списка самых сложных языков, является арабское письмо, в котором применяются различные формы написания одних и тех же букв – в начале, в середине и в конце, и нет букв для обозначения гласных. Другим фактором, дополняющим трудность изучения языка, является проблема диалектов. Подавляющая часть  в качестве иностранного языка изучают современный стандартный арабский язык,  а не один из 40 диалектов, на которых говорят от Марокко до Египта, и от Сирии до Ирака и Персидского залива. Среди грамматических трудностей, с которыми столкнутся те, кто начнет изучать арабский — это порядок слов вида: «глагол-подлежащее-дополнение» (в отличие, к примеру, от английского в котором порядок слов такой: «подлежащее-глагол-дополнение»), двойственное число (кроме уже знакомого единственного и множественного чисел), три падежа и два рода (которые в совокупности, изучать легче, чем в венгерском или русском языках) и многочисленные глагольные формы. Самый необычный феномен, который присутствует и в арабском языке и в иврите, это  неконкатенативная морфология. В неконкатенативном языке в отличие от более известных нам русского, английского, испанского языков, грамматическое значение  – например, множественное число существительных или прошедшее время глаголов – выражается не через добавление суффикса к корню слова, а через изменение гласного в корне слова. Как правило, корень слова существительного или глагола составляют согласные, тогда как гласные – и их позиция по отношению к согласным корня – составляют «шаблон». Поэтому неконкатенативная морфология также известна как шаблонная морфология.

В довершение ко всему, в списке «самых сложных языков» я обнаружил еще один — к своему великому удивлению — это исландский. Все дело в том, что многие исландские фонемы не имеют эквивалентов  — вспомните, с каким трудом журналисты произносили слова «извержение вулкана Эйяфьядлайёкюдль!» Другие испытывают трудности с архаичным словарем исландского языка  и «сложной грамматикой».  На самом ли деле это так? Верно то, что исландский язык считается одним из самых консервативных северогерманских (т.е., скандинавских) языков, который сохранил древнюю систему склонения существительных и спряжения глаголов. Но вне сомнения, что язык этот ближе к другим европейским языкам, в отличие от китайского, арабского, или венгерского языков, поэтому изучать исландский по сравнению с этими языками легче.

Источник: http://languagesoftheworld.info/language-acquisition/what-is-the-most-difficult-language-to-learn-and-why.html#ixzz2wCPQNHlj