Мертвый язык и его живой эффект

Category: романские языки

латинский язык

Говорят, что латынь развивает логическое мышление, облегчает понимание германских языков и изучение романских языков. Исследователи из Свободного университета Берлина захотели узнать, действительно ли эффекты переноса настолько велики. Их заключение: за увлечением латинским языком часто стоят самые разные причины.

Автор: Андреас Бекманн

“В школе у меня была латынь, поэтому я должен был бы говорить на латыни, но я не могу”. Подобно Ульриху Колеру (Ulrich Kohler) — профессору эмпирических социальных исследований в Потсдамском университете многие, давно закончили школу. Поэтому Ульрих Колер вместе с коллегами из Свободного университета Берлина задался вопросом, почему латынь все еще остается популярным предметом. 

Социологи спросили родителей более 500 детей, учащихся в западно-германских гимназиях, почему они отправляют своих детей на уроки латыни. И узнали, что многие предполагают, что уроки латинского языка имеют так называемые вторичные или переходные эффекты, которые помогают их детям хорошо учиться в школе, говорит социолог Тим Саверт (Tim Sawert) из Свободного университета Берлина.

«Приписывание положительного трансферного эффекта, предполагает, что латынь не только положительно влияет на изучение немецкого языка, но и облегчает изучение романских языков, развивает логическое мышление. 

Но теперь в Германии появились хорошие эмпирические данные, которые показывают, что, если сравнить положительные эффекты переноса, которые возникают в результате изучения латыни, с эффектами при изучении французского языка, наиболее популярной альтернативы, то латинский язык на самом деле не настолько эффективен».

Спорные эффекты переноса.

Другими словами, хотя латынь и обеспечивает полезную базу для изучения других языков, французский, как живой язык, так же хорош  для этого. Тем не менее, представитель Немецкой ассоциации классических филологов Карл Бойе (Karl Boyé), выступая на радио Dlf в программе «Кампус и карьера»,  отклонил этот вывод, поскольку исследования, используемые берлинскими и потсдамскими социальными исследователями, частично устарели и имеют слишком узкую эмпирическую основу. Кроме того, Бойе видит дальнейшие эффекты переноса.

Филологи-классики о «мертвых языках»: «Латинский и греческий языки обеспечивают дополнительное преимущество».

Немецкая ассоциация классической филологии не согласна с исследованием, согласно которому изучение латыни в школах не имеет большого смысла. На радио Dlf филолог-классик Карл Бойе критиковал проект и идеологические подходы этого исследования. Освоение латинского или древнегреческого языков дает очень хорошее преимущество.

«Есть, конечно,  очень очевидные, очень большие результаты в исследовании, заключающем в себе различные линии и элементы европейской культурной истории. Человек дышит духом этой мысли, в основном античной, но иногда и постантичной, и именно это создает ту дополнительную ценность, которую несут латынь или греческий язык».

Давние традиции этого предмета видят и берлинские, и потсдамские социологи. Латинский язык был языком высшего общества в Европе в средние века. В ходе развития немецкой школьной системы латынь, как предмет, стала центральным учебным содержанием в классической гимназии. Только там вплоть до 19 века можно было получить аттестат зрелости.

Несмотря на то, что этот язык давно утратил свою отличительную особенность, он по-прежнему имеет элитарный имидж, говорит Ульрих Колер:

«Многое указывает на то, что люди выбирают классическую гимназию, потому что там хорошая учебная среда, в известной степени принимая в расчет латынь, потому что в этой школе латинский часто уже с пятого класса входит в обязательную программу.

Этот явный поиск хорошей учебной среды — именно то, на что опираются семьи с хорошим образованием».

Если родители уже окончили среднюю школу и им преподавали в школе латынь а, возможно, даже и бабушки и дедушки учили латынь, то повышается вероятность того, что дети будут отправлены в школу, где преподается этот язык, добавляет Ульрих Колер. Таким образом, латынь становится отличительным признаком, указывающим на принадлежность к определенному классу.

Классовая принадлежность или языковое увлечение?

Мелани Мёллер (Melanie Möller), профессор по латыни в Свободном университете Берлина не согласна с этим. В электронном письме в адрес радио Deutschlandfunk  она объясняет, что не только она сама, но и большая часть ее сотрудников и студентов вышли не из академических кругов, но из тех учреждений, в которых классические языки вообще не играли никакой роли. Выбор в пользу латыни был связано исключительно с увлечением языком.

Карл Бое заявляет также, что это особенное увлечение появилось на уроках латинского и греческого языков.

«Типичная уникальная особенность классических языков в ничтожно малом количестве текстов в переводе. Таким образом, такой недостаток, по крайней мере, в школе, имелся лишь по этим двум предметам. Когда вы периодически пишете на немецком языке, то это очень пунктуальный предмет, и вы очень быстро вынуждены от целей предмета семимильными шагами переходить к другим темам, а затем схватывать все в общих чертах.»

Любой, кто читает Гёте или переводит Шекспира, также учится тонко чувствовать язык, утверждают социологи из Берлина и Потсдама. С помощью своего исследования они хотели бы выяснить, приносит ли латынь пользу в дальнейшей жизни, сообщает Тим Саверт.

«Мы смотрели на то, влияет ли знания иностранных языков, данные в школе, на возможности трудоустройства после окончания учебы. В этом контексте мы отправили в общей сложности 1024 резюме на открытые вакансии младших руководящих должностей или руководящих должностей. В наших резюме мы варьировали уровень владения языком кандидатов, а затем выясняли, кого из этих кандидатов чаще всего приглашают на собеседования. И тут мы обнаружили интересную вещь: люди, которые изучали латынь с 5-го класса имеют гораздо больше шансов быть приглашенными на собеседование».

Это, в свою очередь, является ярким свидетельством того, что уроки латыни открывает лучшие возможности для трудоустройства детей в будущем. И это соответствует наблюдениям, неоднократно проводимым лучшими исследователями: на руководящих должностях предпочтение отдается кандидатам из образованных семей. А знание латыни служит доказательством этой образовательной направленности.

Латынь дает больше шансов

Мелани Мёллер предлагает другое объяснение: латынь, по ее словам, могла бы стать ключевым предметом для карьеры — но не благодаря неверно трактуемым социальным предпосылкам, но как результат хорошего образования. Карл Бойе поддерживает этот аргумент.

«В частности, в широких масштабах латынь может представлять модель языка, которую можно использовать, чтобы узнать, как работает язык и, прежде всего, большинство европейских языков. Безусловно, эффекты переноса существует, например, для носителей немецкого языка, но также и для носителей других языков, родственных немецкому.»

Однако родные языки многих детей в Германии довольно сильно отличаются от немецкого: например, турецкий, арабский, польский и русский. Какая польза в латинском образовании для детей из семей мигрантов? Или они не учтены, потому что их родители даже не подумают, что классический и такой незнакомый предмет может быть полезным? Для Ульриха Колера эти вопросы остаются без ответа.

«Мы можем только строить догадки. Поскольку латынь в основном выбирают люди с академическим воспитанием, особенно люди, чьи дедушки и бабушки уже имели академическое образование, можно сделать вывод, что этот предмет не столь широко распространен среди иммигрантов.» 

Разговор о «мертвом языке» — «Сегодня нет смысла изучать латынь.»

Изучение латыни сегодня — это пустая трата времени, заявил в эфире Dlf Юрген Герхардс (Jürgen Gerhards), соавтор исследования о пользе уроков латыни. Можно использовать свое ограниченное время учебы с большей выгодой — изучая живые языки. Они становятся все более важными из-за глобализации.

Латынь — предмет преимущественно для западных немцев?

Лишь немногие из них когда-либо имели возможность посещать классическую гимназию. Кстати, это относится и к восточным немцам, потому что СЕПГ (Социалистическая единая партия Германии) в значительной степени отменила этот предмет.

Трудно оценить, является ли такой предмет, как латынь, по-прежнему запрещенным в бывшей ГДР или, возможно, он переживает ренессанс. Данные меняются. Но одно, утверждает Тим Саверт, можно сказать с уверенностью.

«Такая популярность латыни является немецким феноменом. Если мы посмотрим на школы, то увидим, что Германия — страна, где латынь изучается в большей степени, чем в других странах».

Латинский язык особенно популярен в Германии.

Если вы хотите изучать теологию или филологию, вам понадобится латынь для чтения оригинальных текстов. Для других предметов, таких как право или история, латынь нужна в меньшей степени. Взгляните на другие страны, говорит Тим Саверт.

«Если вы посмотрите на иностранные университеты, то можете относительно легко увидеть, что многие страны очень хорошо могут преподавать свои предметы без знания латыни. Так что знание латыни для изучения других предметов не является функциональной необходимостью».

Решение за или против латыни зависит главным образом от того, в какой мере человек хочет придерживаться полюбившихся немецких образовательных традиций. Или во времена глобализации люди хотят больше полагаться на современные иностранные языки, которые облегчают общение с людьми из других стран.

Источник: https://www.deutschlandfunk.de/lateinkenntnisse-die-tote-sprache-und-ihre-lebendige-wirkung.1148.de.html?dram:article_id=458678